Экспозиция о Великой Отечественной войне занимает в Государственном Зеленоградском историко-краеведческом музее одно из центральных мест. И это понятно: здесь, на месте, где вырос красивый молодой город, 65 лет назад на подступах к Москве фашистов остановили. Это была первая победа — предвестник Великой Победы, за которую пришлось сражаться долгие 4 года.

…Но сегодня мы с директором музея Татьяной Владимировной ВИЗБУЛ в основной зал, посвященный тем историческим событиям, не зашли. Мы остановились в небольшом экспозиционном пространстве, где, собственно, начинается экскурсия в зал Великой Отечественной. Здесь на стене расположился макет с домиками, шоссейными дорогами, лесом. Это тот самый рубеж в районе бывшей деревни Матушкино, за который так отчаянно дрались советские солдаты и дальше которого враг не прошел. Этот макет выполнен жителем бывшей деревни Матушкино Б.ЛАРИНЫМ, являющимся ныне директором школьного музея и директором муниципального музея «Матушкино».

- К нам сейчас на экскурсии приходят самые юные посетители — воспитанники детских садов, — рассказывает Татьяна Владимировна. — Знакомство детей детсадовского возраста с традициями своей культуры, с историей своей Родины, своего города, историей своей семьи — это первые шаги к зарождению патриотизма. В музей приходят школьники, приезжают экскурсанты из столичных округов. Этот макет помогает сориентировать, как выглядела местность в годы войны. Вот Ленинградское шоссе, вот дорога на Льялово, а это Крюковское шоссе, которое в 1970-х годах получило название Панфиловский проспект уже в Зеленограде. Вот бывшая деревня Матушкино. Детям очень сложно представить, что когда-то города не было, а здесь находились леса, поля, деревни. Их нынешнее представление приходится «накладывать» на то, «дозеленоградское», говорить: вот здесь теперь у завода «Компонент» конечная остановка автобуса, а неподалеку стоит памятник боевому орудию — «Танк «Т-34″. Подобный танк в 1941-м выскочил на Ленинградское шоссе, прошел через Матушкино, где в то время находились немцы, перепугал их, и, к сожалению, подорвался на минах, установленных нашими же воинами. После того как немцы ушли, оставив деревню, мальчишки излазали все окрестности. Поэтому автор макета мог достоверно указать, где размещалась минометная батарея, где был наблюдательный пункт 354-й стрелковой дивизии, освобождавшей деревню, и многое другое.

На макете — оставшаяся от 75 половина дворов, уцелевших после нашествия фашистов. Борис Васильевич ЛАРИН был в то время 9-летним ребенком, как и другие жители, во время боев жил в землянке. Холод, голод, страх испытывали матушинцы. А когда немцы ушли, многим семьям возвращаться было некуда: немцы, не знавшие, как топить печь, не соблюдавшие осторожность, кидали туда бревна, пробивавшие печную кладь. Так сгорел и дом семьи Лариных. Многие дома пострадали от артобстрела, другие немцы просто поджигали. Борис Васильевич сделал макет и своего дома, сгоревшего в декабре 41-го. Он установлен здесь же, рядом с макетом бывшей деревни Матушкино.

…Бои на нашей земле шли ожесточенные, погибших с обеих сторон было очень много. К исходу дня 8-го декабря были освобождены станция Крюково, поселок Крюково, деревни Матушкино, Александров-ка, Михайловка. Жители вышли из землянок. Зима в тот год, как известно, была морозной. Люди, оставшиеся без крова в Матушкино, поселялись в оставшихся домах несколькими семьями, чтобы легче пережить зиму. А когда наступила весна и сошел снег, жители начали обнаруживать сотни трупов погибших воинов-красноармейцев и немецких солдат. Хоронить их предстояло местным жителям. На макете видно, что немецкие кресты первоначально располагались в центре деревни — это захоронения, которые успели сделать немцы. Через некоторое время эти могилы были перенесены в другое место, подальше от деревни.

- Захоронений советских солдат было шесть вблизи деревни, — рассказывает Т.Визбул. — По свидетельствам очевидцев жителям за каждый перенесенный труп полагалась пайка хлеба. Как ни страшно было, но дети тоже участвовали в захоронении погибших. Они объединялись по нескольку человек, грузили труп на санки, а около могилы его принимали взрослые. Они искали «медальоны смерти» и на фанерной дощечке чернильным карандашом записывали имена и фамилии тех, кого они хоронили. Матушинцы заботливо ухаживали за этими могилами, но многие фамилии с дощечек со временем стерлись, у части погибших не было обнаружено ни документов, ни «медальонов смерти».

«В 1954 и 1958 годах, — пишет Т.Визбул в книге «Там, где погиб неизвестный солдат», — появились постановления Правительства СССР о перезахоронениях советских воинов и приближении братских могил к более доступным местам — к населенным пунктам и дорогам. В это время появляются братские могилы в Александровке, у пионерского лагеря «Спутник» (Медведки) и на 40-м километре Ленинградского шоссе.

В 1953-м г. останки воинов свозились из братских захоронений в окрестностях деревни Матушкино на 40-й километр Ленинградского шоссе. Это место было выбрано не случайно. Во время войны, еще с 1941 г., там находилась хорошо оборудованная площадка для зенитной установки, а рядом образовалась огромная воронка от разорвавшегося снаряда. Эту территорию углубили, расширили, и она стала последним приютом погибших воинов.

… На новом месте на кирпичном фундаменте была установлена большая пирамидка. Здесь нашли последний приют около 760-ти погибших советских воинов. Матушинцы вспоминают, что первоначально на пирамидке был список некоторых погибших воинов. Так и просуществовал этот скромный солдатский обелиск до начала строительства памятника-монумента. Первоначально за братской могилой и территорией вокруг нее ухаживали жители деревни Матушкино. В начале строительства Зеленограда сюда приезжали ветераны-панфиловцы, воины 354-й стрелковой и 7-й гвардейской стрелковой дивизий и другие участники битвы под Москвой. Здесь проводились торжественные митинги с возложением цветов, гирлянд и венков. Самыми активными были школьники. Знакомство с городом, его архитектурой для туристов и гостей Зеленограда начинается с этого важного для наших горожан места».

…Рядом с макетом бывшей деревни Матушкино размещены фотографии, где запечатлен момент взятия праха из братского захоронения на Ленинградском шоссе для могилы «Неизвестного солдата» у Кремлевской стены. Это произошло в начале декабря 1966 г.

«2 декабря 1966 г., — пишет Т.Визбул, — у места прежнего захоронения Неизвестного солдата на 40-м километре Ленинградского шоссе собрались жители Москвы и области, в том числе жители поселка Крюково и молодого Зеленограда, представители Московского военного округа. К гробу с прахом Неизвестного солдата встал почетный воинский караул. Всю ночь сменялись часовые, охраняя покой героя, павшего в битве за Москву. Утром 3 декабря траурная процессия двинулась по Ленинградскому шоссе к Москве. Последний путь Неизвестного солдата прошел по земле, где не ступала вражеская нога».

Рядом с фотографией, где запечатлен этот исторический момент, находится и фотография Монумента Славы, открытого 24 июня 1974 г. Создавали этот памятник зеленоградские архитекторы И.Покровский и Ю.Свердловский, художник А.Штейман и скульптор Е.Штейман-Деревянко. Это 40-метровый бетонный обелиск формы трехгранного штыка. По замыслу архитекторов это, возможно, символ основных родов войск: пехота, артиллерия, танкисты.

Обе эти фотографии свидетельствуют о связи времен, соединяющих монумент на 40-м километре и Александровский сад.

Вот такую предысторию рассказывают экскурсоводы Государственного Зеленоградского историко-краеведческого музея посетителям, прежде чем ввести в зал Великой Отечественной войны. И тогда все, что находится в этом зале, становится понятнее и ближе и наверняка остается в памяти надолго.

Л.Романова

Еще по теме:

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.