Боевые действия соединений 16 армии западного фронта в районе Крюково (Зеленограда) в конце ноября - начале декабря 1941 г.

Боевые действия соединений 16 армии западного фронта в районе Крюково (Зеленограда) в конце ноября - начале декабря 1941 г.

К концу ноября 1941 года обе воюющие стороны находились в наивысшем напряжении сил. По имеющимся сведениям, в штабе 16-й армии было известно, что все резервы, имевшиеся у фон Бока, использованы и втянуты в бой под Москвой. Войскам Западного фронта и, в том числе, 16-й армии нужно было во что бы то ни стало продержаться. Было ясно, что необходимо продержаться еще немного.

26 ноября 1941 года из Серпухова прибыла 7-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Грязнова, вошла в состав 16-й армии и с ходу вступила в бой в районе Льялова против частей 35 и 106 пехотных дивизий противника. Используя превосходство в силах, фашистам удалось завладеть деревнями Льялово и Клушино и перерезать Ленинградское шоссе южнее деревни Матушкино. Тем самым путь отхода частям дивизии на юг был полностью отрезан.

По приказу командарма 16 генерал-лейтенанта Рокоссовского дивизия с боем пробилась через узкую горловину окружения и заняла оборону на рубеже Клушино, Бол. Ржавки, Савелки, восточнее Крюково.

Здесь 7 гвардейская стрелковая дивизия отбивала бесконечные яростные атаки превосходящих сил гитлеровцев, но к Москве их не подпустила.

Бессмертный героический подвиг совершил в бою орудийный расчет сержанта Горбунова из 288 гвардейского стрелкового полка. Когда остался последний снаряд, Горбунов заклинил ствол, зарядил орудие и когда фашисты бросились к орудию, Горбунов дернул за шнур, взорвал орудие и с ним всех гитлеровцев. При этом погиб весь орудийный расчет во главе с командиром орудия.

(По материалам историка Беляева А.Ф.)

По состоянию на конец ноября — начало декабря 1941 года 16-я армия имела в своем составе: 7, 8, 9 гвардейские, 18 и 354 стрелковые дивизии, 17, 36, 40 и 49 стрелковые бригады, 1, 17 и 146 танковые бригады, 2 гв. кавалерийский корпус в составе 3, 4 и 20 кавдивизий, 44 отдельную кавалерийскую дивизию.

354 стрелковая дивизия под командованием полковника Дмитрия Федоровича Алексеева (впоследствии в звании генерал-полковника, командуя 105-й стрелковым корпусом в составе 65 армии, он принимал участие в Берлинской операции)[1], прибыла из Пензенской области, выгрузилась на станции Сходня, вошла в состав армии и с ходу вступила в бой уже 2 декабря.

В первых числах декабря войска 16-й армии, окончательно остановив дальнейшее продвижение гитлеровских войск, перешли к обороне на рубеже Льялово, Крюково и южнее, но одновременно совершали контратаки, контрудары и, правда, ограниченными средствами, переходили в наступление. В районе Льялово, Крюково бои вообще не прекращались. В Крюково они были особенно ожесточенными. За Крюково гитлеровцы цеплялись, как только могли.

В период 1-3 декабря 1941 года войска 16-й армии Рокоссовского занимали оборону на рубеже.

Справа — 7-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием полковника Грязнова.

Его 30 гвардейский стрелковый полк оседлал Ленинградское шоссе на перекрестке дороги, идущей из Крюково в Льялово. (Там, где ныне возвышается 42-х метровый монумент — штык и мемориал-памятник погибшим воинам, где захоронено свыше 700 бойцов и командиров). Левее — 280 гвардейский стрелковый полк, во втором эшелоне в районе Елино — 30 гвардейский стрелковый полк. Штаб дивизии находился в Сходне (см. схему).

В конце ноября 1941 года, в дни тяжелых непрерывных боев дивизии, политрук Л.А. Синюк получил задание — создать группу добровольцев-бойцов из 30 человек с задачей перейти линию фронта и в тылу врага на дорогах устроить диверсии с тем, чтобы лишить его возможности доставлять боеприпасы на передовую. Задание было точно и своевременно выполнено, и вся группа без потерь вернулась обратно.

354 стрелковая дивизия полковника Алексеева обороняла исключительно Ленинградское шоссе, северную окраину Крюково, т.е. по северной окраине нынешнего 1-го, 12 и 9-го микрорайонов города Зеленограда. Ее 1201 стрелковый полк оборонял фронт от Ленинградского шоссе и до дороги, пересекающей линию Льялово-Крюково, идущую к деревне Матушкино, где ныне располагаются предприятия электронной промышленности «Микрон» и автокомбинат Зеленограда. 1203 стрелковый полк — левее 1201 стрелкового полка и до северной окраины Крюково, точнее до реки, находящейся между 11, 12 и 10 микрорайонами города Зеленограда. 1199 стрелковый полк — во втором эшелоне располагался в лесу южнее Бол. Ржавки, где ныне находится 842 школа, детский сад и лесопарк 1-го микрорайона города. Штаб дивизии располагался в Савелках.
Левее 354 стрелковой дивизии оборонялась 8 гвардейская панфиловская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора В.А.Ревякина (бывшего коменданта города Москвы).

Его l077 гвардейский стрелковый полк оборонялся севернее Крюково там, где теперь выстроились высотные 22-х этажные корпуса, от речки и ныне существующего озера до перекрестка дорог, идущих из Льялово в Крюково (Панфиловский проспект) и дороги, идущей от 10-го к 9-му микрорайону. 1075 и 1073 гвардейские стрелковые полки во взаимодействии с частями 44 кавалерийской дивизии полковника Л.Ф.Куклина и 1 гвардейской танковой бригадой генерал-майора М.Г.Катукова вели непрерывные бои в поселке и на станции Крюково, которые по нескольку раз переходили из рук в руки.

Комиссар 1073 полка 8-й гвардейской краснознаменной имени Панфилова стрелковой дивизии Петр Васильевич Логвипенко, исполнявший обязанности командира этого полка, проявил личный героизм в оборонительных и наступательных боях в районе Крюково, за что был удостоен ордена Красного Знамени.

Генерал-майор В.М.Малкнн, в книге «Грудью заслонившие Москву» на странице 94 пишет: «Комиссар 1073 сп П.Логвиненко нравился всем своей неуемной энергией, инициативой…»

Расположение частей 7-ой ГСД в обороне 02.12.41 г.

Расположение частей 7-ой ГСД в обороне 02.12.41 г.

А бывший командир этого же полка Баурджан Мамыш-Улы в книге «За нами Москва» на странице 422 так отзывается о П.В.Логвиненко: «Крюково было последним рубежом на подступах к столице. Наш полк находился в центре с задачей не пустить фашистов в Крюково» и далее: «Дрались за каждый дом: 18 часов непрерывного боя в лютую стужу! Надо признать, что, в связи с моим ранением, основная тяжесть практического командования полком легла на плечи нашего комиссара Петра Васильевича Логвиненко. Этот героический смелый человек умел в нужный момент не жалеть себя. Он буквально метался по переднему краю и в горниле боев уцелел чудом.»

В мирное время, после ухода в отставку, Петр Васильевич почти с начала строительства города Зеленограда с 1963 года по 1993 г., проживал в этом городе, принимал активное участие в создании ветеранских организаций и проведении воспитательной и патриотической работы среди населения и молодежи.

К 53-й годовщине разгрома немецко-фашистских войск под Москвой в Зеленоградской газете «Сорок один» N 95 от 6 декабря 1994 года И. Лысенко в статье «Панфиловец Петр Логвиненко» пишет:

«Приказ Военного Совета фронта был категоричным: «Крюково — последний пункт, откуда дальше отступать нельзя. Отступать больше некуда. Каждый дальнейший наш шаг назад — срыв обороны Москвы».[2]

Когда командарма 16 спросили: «Как он оценивает бои за Крюково?» — он ответил: «Пожалуй, по ожесточенности схваток, это было второе Бородино».[3]

Местные жители активно участвовали в боевых действиях с гитлеровскими захватчиками — оказывали частям и соединениям 16-й армии всяческую помощь: в создании оборонительных объектов, расчищали дороги от снега и т.п. Многие рабочие и колхозники не покидали свои жилища, а наоборот, оставаясь на месте, снабжали наши войска чем могли. Молодые из них шли в армию и участвовали непосредственно в боях. Житель Крюково Н.Ф. Семенов получил высокое звание Героя Советского Союза, а А.М. Петров из Матушкино был удостоен звания кавалера орденов Славы.[4]

В результате ожесточеннейших боев были полностью уничтожены все здания и помещения в Чашниково, Матушкино, Алабушево. Наибольшие разрушения были причинены Крюкову, Малино. В самом Крюково были разрушены все три кирпичных завода.

Штаб дивизии в это время находился в Савросово. Здесь ожесточенные бои не прекращались ни днем ни ночью.

В Красноармейской газете 8-й гвардейской панфиловской дивизии от 30 ноября 1941 года написано:

«Отомстим гитлеровской сволочи!… за надругательства над нашими святынями, за наши сожженные города и села, за зверские истязания, творимые над нашими ранеными товарищами, за гнусные насилия над нашими сестрами и женами, за слезы и горе наших отцов и матерей, за наших братьев бойцов, командиров, политработников, отдавших на поле славы свою жизнь во имя матери Москвы, во имя непобедимой земли Русской!»

А ниже этих строк приводятся слова красноармейца Василия Коломейцева, который пишет: «На моих глазах двадцать раненых и взятых в плен красноармейцев гнали эти бандиты. Гнали так: впереди ехали немецкие мотоциклисты, а наших товарищей заставляли бежать за мотоциклами. Сзади тоже были немецкие мотоциклы.

Наши товарищи, измученные и истекающие кровью, отставали и падали. Их убивали немецкие гады, ехавшие следом. Убивали и кричали: — Русь наша! Бей Русь!

Нет! Русь была, есть и будет Русью. Мы расправились с отставшими мотоциклистами, истребили их и вернулись со своим оружием к боевым друзьям.»

Южнее 8-й гвардейской панфиловской дивизии оборонялись части 18 стрелковой дивизии полковника Чернышева и 9-й гвардейской стрелковой дивизии Белобородова. В резерве был 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Доватора и другие части и соединения усиления.

Справа 16 армии вела ожесточенные бои 30-я армия под командованием генерала Д.Д.Лелюшенко, слева — 5-я армия, командующий генерал Л.А. Говоров.

Здесь необходимо подчеркнуть значение Крюкова и Крюково-Клинского, Крюково-Истринского направлений во всей битве под Москвой. Дважды герой Советского Союза Маршал бронетанковых войск М.Е.Катуков в своей книге воспоминаний «На острие главного удара» пишет: «Немецко-фашистское командование придавало большое значение крюковскому плацдарму …очень выгодному для броска на Москву».[5]

На этом участке фронта и на участке Яхрома, Красная Поляна гитлеровцы в конце ноября 1941 года подошли на самое близкое расстояние от Москвы, находясь всего лишь в 27-40 километрах. При этом отдельные танки противника прорывались через линию фронта, и выходили на северную окраину города в районе Речного вокзала, где они уничтожались все до единого. Этим обстоятельством объясняется то, что приезжающий ныне в Москву по Ленинградскому шоссе вблизи моста через Москву-реку видит у дороги памятник противотанковой обороны — огромные противотанковые ежи, олицетворяющие непроходимость вражеских танков.

Командующий 16-й армией генерал-лейтенант К.К.Рокоссовскнй, учитывая важное значение Крюково, как узла дорог, где гитлеровские войска сосредотачивались для возобновления наступления на Москву, приказал командиру 8-й гвардейской панфиловской стрелковой дивизии в ночь на 3 декабря внезапной атакой разгромить противника и освободить Крюково. Дивизия была усилена 1-й гвардейской танковой бригадой генерал-майора М.Е.Катукова.

Расположение частей 8-ой ГКСД в обороне 3.12.41 г.

Расположение частей 8-ой ГКСД в обороне 3.12.41 г.

Бои приняли ожесточенный характер и не утихали ни днем ни ночью. Противник, введя в бой дополнительные силы, смог к утру 3 декабря овладеть Александровкой, Каменкой, а в 14 часов овладел Крюковом. Наши части понесли большие потери и вынуждены были отойти восточнее этих пунктов. Но несмотря на это, командующий армией приказал возобновить активные боевые действия. Выполняя приказ командарма, части дивизии атаковали гитлеровские войска. Однако, в результате недостатка сил и средств, особенно танков, артиллерии и боеприпасов и сильного противодействия противника, нашим частям удалось овладеть только отдельными домами на восточной окраине поселка Крюково. Дальнейшее продвижение было остановлено упорным сопротивлением вражеских войск. Ожесточенные бои за Крюково с неослабевающей силой продолжались вплоть до перехода в контрнаступление наших войск.

Перед этим, 2 декабря, правее 8 гвардейской дивизии, 354 стрелковая дивизия, выгрузившись на станции Сходня, по полкам последовательно вводилась в бой. Таким образом, бойцы и командиры этой дивизии в этот день приняли первый бой севернее Крюково.

Дивизия к 13-00 2 декабря приступила к выполнению боевой задачи, нанося главный удар в направлении Назарьево, Савелки, Матушкино (в направлении шестого, пятого микрорайонов нынешнего города Зеленограда, завода «Микрон», и автокомбината) с задачей выбить прорвавшихся гитлеровцев из Бол. Ржавки и из леса северо-западнее Бол. Ржавки.

Противник неоднократными контратаками пехоты с танками, при поддержке артиллерии и авиации, которая трижды по 15 самолетов бомбила боевые порядки дивизии, пытался восстановить прежнее положение, но успеха не имел, а только понес большие потери в личном составе и вновь перешел к жесткой обороне.

Первый боевой экзамен дивизия выдержала. К исходу 3 Декабря согласно боевому распоряжению штаба армии 16 части дивизии прочно закрепились на достигнутых рубежах с задачей не пропустить прорыва противника на восток. С исхода 3 До 6 декабря дивизия вела напряженные бои с гитлеровцами, перемалывая его живую силу и боевую технику, удерживая занимаемый рубеж.

Активные действия воинов этой дивизии, первой вступившей в бой и самоотверженно сражавшейся с гитлеровскими захватчиками, говорят о той большой любви к своей Родине, что было весьма характерно для советских людей в то тревожное время.

А в это время заканчивали сосредоточение войска резерва Ставки Верховного Главнокомандования — 20-я и 1-я ударная армии в районе севернее Москвы, за стыком 30-й и 16-й армиями. В лесу восточнее Черной Грязи сосредоточилась танковая группа генерала Ф.Г.Ремизова и артиллерия резерва Верховного Главнокомандования.

В контрнаступление войска 16-й армии перешли 6-7 декабря без всякой паузы. В приказе командующего армией N 05 от 06.12.41 г., полученном в дивизиях, говорилось:
«Противник израсходовал все свои силы и резервы и больше наступать на Москву не может, а потому перешел к активной обороне.»

16-я армия с утра 7 декабря переходит в решительное наступление с задачей овладеть рубежом: Льялово, Чашниково, Алабушево, Горетовка. Далее в приказе ставились задачи конкретно каждой дивизии на наступление.[6]

7-й гвардейской стрелковой дивизии полковника Грязнева ставилась задача: перейти в наступление, разгромить противостоящего противника и к исходу дня 7 декабря овладеть рубежом: западнее Льялово, Никольское, восточнее Чашниково.

Справа наступают: 145 танковая бригада в направлении Клушино, 28 стрелковая бригада в направлении Льялово.

Полки дивизии соответственно получили боевые задачи на наступление в том боевом порядке, в каком они были.

354 дивизия полковника Алексеева получила задачу — наступая в общем направлении на Матушкино, Чашниково, к исходу дня 7 декабря овладеть рубежом: Чашниково, Алабушево, взаимодействуя справа с 7 гвардейской стрелковой дивизией, слева с 8 гвардейской панфиловской дивизией. Полки наступали все в первом эшелоне. На правом фланге 1199 сп, в центре боевого порядка дивизии — 1203, левее 1201, наступавший в тесном взаимодействии с 1077 гвардейским стрелковым полком панфиловской дивизии.

8-я гвардейская панфиловская стрелковая дивизия генерала Ревякина к исходу 6 декабря в районе Крюково также завершила подготовку к переходу в решительное контрнаступление.

Дивизия готовилась к наступлению не только своими силами. При ней была создана оперативная группа, куда, кроме частей дивизии, вошли 17 стрелковая бригада, 44-я кавалерийская дивизия, 1-я гвардейская танковая бригада. Оперативная группа была усилена артиллерией и поддерживалась авиационным полком ночных бомбардировщиков.

Возглавлявший оперативную группу командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерал Ревякин получил задачу по приказу командарма: наступая в общем направляет на Жилино, разгромить противостоящего противника в Крюково и восточнее, к исходу 7 декабря овладеть рубежом Александровка, Андреевка, Горетовка. На правом фланге оперативной группы наступали 1077 и 1075 гвардейские стрелковые полки нанося удар из района севернее Крюкова в общем направлении на Александровку. Левее — в направлении Андреевка наступали 1073 гвардейский стрелковый полк, 54 и 51 полки 44 кавдивизии, имевшей во втором эшелоне 45 кавполк. На левом фланге наступала 17-я стрелковая и 1-я гвардейская танковая бригады в общем направлении на Горетовку.

Следует отметить, что 8-я гвардейская стрелковая дивизия, составлявшая основу оперативной группы, в результате последних боев была сильно ослаблена и имела в своем составе только 3800 бойцов и командиров, 44 кавалерийская дивизия также имела большой некомплект. Поэтому в целом всю оперативную группу вместе со средствами усиления по своим боевым возможностям логично было бы приравнять к среднеукомплектованной стрелковой дивизии.

7 декабря в 10 часов утра после 13-и минутной артиллерийской подготовки войска армии перешли в наступление.[7]

На всем фронте противник оказывал ожесточенное сопротивление, переходя в контратаки с танками. Бои наиболее ожесточенными были в районе Крюково, за которое немецко-фашистские войска цеплялись как могли.

Под натиском наших войск, оставив Крюково и ряд других населенных пунктов, гитлеровцы бежали на запад, бросая оружие и боевую технику. «В бою за Крюково наши части захватили около 60 танков, 120 автомашин, большое количество оружия, боеприпасов и много другого военного имущества. В селе Каменка враг бросил два 300 миллиметровых орудия, предназначавшихся для обстрела Москвы».[8]

Оперативная группа 8-й гвардейской стрелковой дивизии на рассвете 8 декабря возобновила наступление. Нанеся тяжелое поражение частям 5-й танковой дивизии немецко-фашистских войск, преодолевая их упорное сопротивление, войска оперативной группы к исходу дня полностью освободили Крюково, Каменку и вышли на рубеж Александровка, Горетовка.

Успешному разгрому противника и овладению Крюковским узлом сопротивления активно содействовали 159 сп 7-й гвардейской стрелковой дивизии части 354-й стрелковой дивизии и кавалерийская группа 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Л.М. Доватора.

В районе Крюково было захвачено еще 24 танка, 4 бронемашины, 43 автомашины и другого военного имущества.

В течение 7, 8 и 9 декабря войска армии, преодолевая упорное сопротивление немецко-фашистских войск, отбивая сильные контратаки, к исходу 9.12.41 г. вышли на рубеж: 7-я гвардейская стрелковая дивизия — Никольск, северо-восточнее Чашниково. Правее дивизии 28 стрелковая бригада вышли в район Льялово, еще правее к Клушино подошла 145 танковая бригада.

354 стрелковая дивизия — овладела Матушкино, вышла на рубеж Чашниково, Алабушево.

Контрнаступление и наступление 16А 7-16.12.41 г.

Контрнаступление и наступление 16А 7-16.12.41 г.

За период 3-9 декабря дивизией уничтожено до 3000 солдат и офицеров противника, подавлен огонь 8 артиллерийских батарей, 6 минометных батарей, подбито и сожжено 7 танков, уничтожено до 30 пулеметов. Захвачено в плен 21 солдат противника. Трофеи: танков исправных — 4; подбитых и сожженных — 7, орудий разных калибров — 12; минометов — 10; пулеметов — 28; автоматов — 160, винтовок — 800; патронов 25000; мин — 1800; снарядов — 6000; тракторов — 4; самолет исправный — 1; автомашин-грузовик — 6, бронемашин — 3; мотоциклов — 10.

Дивизия только приобретала боевой опыт, но весь личный состав был полон решимости совершать героические поступки. Так, например, в боях за Матушкино был ранен военком 1203 стрелкового полка батальонный комиссар Митиашвили. Санитары под ураганным огнем на волокуше вытащили из боя и доставили его в медсанбат, который располагался в лесу южнее Савелки (ныне за 3-й городской больницей). После первично оказанной медпомощи комиссар Митиашвили, вопреки запретам врачей, вновь направился на поле боя своего полка и, когда вечером того же дня был тяжело ранен командир полка майор Хайрулин, комиссар Митиашвили полностью взял на себя управление боевыми действиями полка.

8-я гвардейская панфиловская дивизия со всей оперативной группой овладела рубежом Александровка и западнее, западнее Андреевки, Горетовки.

При наступлении и выходе на этот рубеж воины Панфиловской гвардейской дивизии совершали героические подвиги в боях за Крюково.

В боевом донесении политотдела 8-й ГКСД за N 04/138 от 9 декабря 1941 г., начальнику Политотдела 16 армии бригадному комиссару т. Масленову говорится, что гвардейцы дрались как львы, показывая образцы мужества и геройства. Коммунисты и комсомольцы в бою занимали авангардную роль, своим личным примером мужества и отваги увлекали за собой всех беспартийных бойцов и командиров. И далее приводится ряд примеров совершения подвига бойцами и командирами дивизии. Так, например, саперному отделению 1075 СП, под командованием сержанта Берднцкого Н.С. (погиб, похоронен на станции Крюково, смотри список погибших у памятника в Крюково) была поставлена задача: пробраться в тыл врага и поджечь несколько домов, где по данным разведки расположились на ночлег фашистские автоматчики. Эти 12 смельчаков незаметно пробрались в тыл и подожгли 5 домов. Ни один из фашистов не ушел живым, а которые пытались выбежать из огня, уничтожались меткой пулей сержанта Бердицкого. Возвращаться отделению пришлось с боем. Задание было выполнено. В этой операции пал смертью храбрых командир отделения сержант Бердицкий. Командование полка представило его к Правительственной награде — ордену «Красная Звезда».

Мужественно и храбро сражался с врагом командир 2-го батальона 1077 СП мл. политрук Краснов. Это человек непреклонной воли к победе. Со своим батальоном первый ворвался на северную окраину Крюково и по существу решил исход боя по занятию Крюково. Командование полка представило тов. Краснова к Правительственной награде — ордену «Ленина».

Татарков — командир взвода 1073СП, расположившись удобно на ОП, лично сам из ПТР подбил 3 танка и 1 бронемашину, а из ручного пулемета уничтожил экипаж этих танков и б/машины.

Санинструктор 1075 СП тов. Драмк работал мужественно и смело. Из под огня противника он на своих плечах вынес свыше 50 раненых бойцов и командиров. Тов. Драмк представлен к Правительственной награде.

Красноармейцы Дубкин и Лихачев 1073 СП, получив сектор наблюдения, заметили замаскированные танки противника и открыли по ним огонь. Из ПТР они подбили 2 танка противника.

Смелость и отвагу проявил связист 1077 СП красноармеец Байбачев Садык. На подступах к посеку Крюково у железнодорожного полотна батальон под сильным минометным и пулеметным огнем противника залег и продвижение его было задержано. Об этом был послан доложить Байбачев. Пробираясь вдоль полотна железной дороги, он заметил танковый пулемет, боевой расчет которого был убит разорвавшейся фашистской миной. Байбачев, используя этот пулемет, открыл ураганный огонь по огневым точкам противника. Командир батальона видя, что огневые точки противника замолчали, бросил свой батальон в атаку и первым ворвался в Крюково.

Большую помощь дивизии оказала 44-я кавдивизия, входившая в оперативную группу. Части кавдивизии упорно сражались с противником за овладение поселком Крюково и деревней Каменка. Особенно храбро дрался командир 4-го кавэскадрона 54 кавполка старший лейтенант Погнев, который своим эскадроном атаковал противника в районе Крюково.

Оставшееся мирное население в поселке Крюково с большой радостью и воодушевлением встречали наши части. Старики, женщины и дети выходили из подвалов, блиндажей и ям, обнимали красноармейцев и командиров, угощали их горячим чаем и искренно, от всей души благодарили за освобождение поселка от фашистских варваров. Они рассказывали о злодейских преступлениях, творимых фашистскими бандитами над мирным населением. На улицах Крюково лежали изуродованные трупы местных жителей.

Полковник П.В.Логвиненко - бывший комиссар 1073 сп ГСД - участник боев в районе Крюково

Перечисленные эпизоды боев в Крюково взяты из личного архива комиссара 1073 гвардейского стрелкового полка гвардии полковника Логвиненко Петра Васильевича, прожившего в Зеленограде свыше тридцати лет. Личный архив сохранили и предоставили возможность воспользоваться им сын Петра Васильевича — Александр Петрович и его супруга Маргарита Герасимовна, за что автор приносит им признательность и большую благодарность.

Рассказывает шестидесятилетний пенсионер Румянцев Владимир Александрович, нынешний житель Зеленограда, родившийся и живший тогда в деревне Каменка, которому в конце 1941 года было всего лишь 9 лет.

Утром 1 декабря деревня Каменка была занята гитлеровцами. В доме бабушки расположился их полевой штаб. Во дворе стояли машины. Нас из землянки не выпускали. Пищу готовили ночью на буржуйке, воду для ребенка и питья топили из снега. По оврагу периодически били из минометов. Одна из мин угодила в наш маленький домик, разворотила крышу и разметала по снегу елочные игрушки, что сохранились в ящике на чердаке.

Утром 6-го декабря после артобстрела была слышна перестрелка, которая стихла, когда совсем рассвело. И первое, что я увидел, когда нас с братишкой выпустили из землянки, были воины с автоматами в белых полушубках, которые бежали по улице в сторону деревни Михайловка, где шел бой…

Поле между деревнями Каменка и Кутузово было нейтральной полосой. Сто метров не дойдя до нашей деревни, стоял без башни обгоревший тяжелый танк, а за ними рядами лежали трупы солдат уже запорошенные снегом, видимо результат не одной захлебнувшейся лобовой атаки на деревню.

Фронт ушел на Запад. Мы вернулись к своим разбитыми и взорванным домам. Как выглядело Крюково в начале 1942 года? — Взорванная железнодорожная станция, в пруду в начале улицы 1 Мая затонувший танк Т-34, рядом под березами могила 3-х танкистов, дальше по улице почти у каждого дома брошенные немецкие танки, автомашины, бронетранспортеры. Одних танков насчитал 14.

В нашей деревне на поляне за пожарным сараем штабелем, закрытым брезентом лежали трупы погибших воинов. Сильный мороз так заковал землю, что захоронить их, как подобает, не было никакой возможности. И только ближе к весне, когда спали холода, их захоронили в братской могиле у станции Крюково в огромной яме, оставшейся от сгоревшего колхозного овощехранилища.

Весной по мере таяния снега на огородах и в оврагах жители деревни Каменка собирали и свозили в братскую могилу ни один десяток погибших. Но так как не у всех погибших находили личные документы, то многие остались неопознанными. Гораздо позже на мраморных досках было выбито только около 20 фамилий…

Левее — 18 стрелковая дивизия вышла к восточной окраине Бакеевки. Ввиду больших потерь 7-я и 8-я гвардейские стрелковые дивизии 9 и 10.12.41 были выведены в резерв.

Дальнейшие боевые действия соединений 16 армии протекали довольно успешно. 11 декабря противник был выбит из Истры, но западнее Истры наши войска встретили сильный рубеж — река Истра. Командующий армией К.К.Рокоссовский в своих воспоминаниях напишет: «Чтобы не дать врагу закрепиться на нем, соединения армии получили указание стремительно продвигаться вперед и форсировать реку на плечах отступающих немцев. Мы заблаговременно подготовили соответствующую группировку наиболее подвижных войск для обхода истринского водохранилища с севера и с юга на случай, если противник взорвет шлюзы.

Бои уже шли на подступах к истринскому рубежу. Чувствовалось, что сопротивление усиливается и преодолеть рубеж с ходу не удастся. Поэтому все наше внимание было уделено усилению обходящих групп — правой под командованием Ф.Т. Ремизова и левой под командованием М.Е. Катукова».[9]

Дамбу водохранилища гитлеровцы все же взорвали. Это обстоятельство осложнило положение наших войск.

Хлынувшая вода образовала мощный поток. В этих условиях предусмотренные подвижные группы сыграли большую роль. Однако сибиряки генерала А.Л.Белобородова в сильный мороз под огнем немецко-фашистских войск форсировали бушующий ледяной поток.

В этих условиях совершил свой беспримерный подвиг 18-ти летний московский комсомолец Тимофей Лаврищев из дивизии народного ополчения ленинградского района Москвы. Когда гитлеровцы подорвали дамбу водохранилища, хлынувшая вода создала большие трудности при ее форсировании, утром 14 декабря на переправе 365-го стрелкового полка через реку Истра оборвался трос парома. Возникла угроза срыва подходи подразделений полка к месту боя. Лаврищев бросился в ледяную воду (температура воздуха — 26 градусов), схватил трос и поплыл к берегу.

Он выбился из сил, но последними усилиями воли выбросил трос саперам на другой берег. Однако, к несчастью, ему не удалось выбраться из воды, река поглотила героя…

В книге «25 лет Великой Победы» М.Калашник пишет: «Стремительное наступление Красной Армии продолжалось. 11 декабря противник был выброшен из города Истра, 12 декабря освобожден Солнечногорск, 15 декабря город Клин. В боях за Клин были разбиты две моторизованные и одна танковая дивизия врага.

16 декабря от захватчиков был полностью очищен город Калинин. В боях за него враг потерял только убитыми более 10 тысяч солдат и офицеров.»

20 декабря был освобожден Волоколамск подвижной группой генерал-майора М.Е.Катукова.

Контрнаступление наших войск под Москвой в конце декабря в первых числах января было завершено. Угроза столице нашей Родины Москве была ликвидирована.

На местах ожесточенных боевых действий в декабре 1941 года в районе поселка и станции Крюково, на территории между железнодорожной линией Москва-Ленинград и Ленинградским шоссе вырастет город Зеленоград и к 50-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне Советского Союза над фашистской Германией будет процветать город юности и науки.

Еще по теме:
  1. Евгений Труфанов:

    дом 20 Готовка, за этим домом речька была, по ней бойцы до Барановской пушки раненые плыли, пока наши бабки отвлекали фрицев как женщины =( Труфановы там, я как Труфанов вам рассказываю…

Нашел схему на сайте: mobiteh.com .

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.