Там, где вырос Зеленоград, в годы Великой Отечественной войны в битве под Москвой шли ожесточенные боевые действия. Здесь сражались войска 16-й армии Западного фронта под командованием генерал-лейтенанта Рокоссовского К. К.

В районе между железной дорогой Москва — Ленинград и Ленинградским шоссе вблизи Крюково шли бои.

Еще в октябре в районе Волоколамска войска армии вели упорные оборонительные бои с превосходящими силами врага, настойчиво стремившегося любой ценой продвинуться к столице нашей родины — Москве.

Сопротивление защитников столицы, особенно 316-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Панфилова И. В., не позволило врагу добиться каких-либо успехов. В ожесточенных боях в данном районе воины дивизии уничтожили десятки танков, несколько батальонов противника и на 20 дней приостановили его продвижение вперед.

«Ведя беспрерывные бои на подступах к Москве в течение месяца, части дивизии не только удерживали свои позиции, но и стремительными контратаками разгромили 20-ю танковую, 29-ю мотострелковую, 11-ю и 110-ю пехотные дивизии противника, уничтожили 9000 немецких солдат и офицеров, более 80 танков и много орудий, минометов и другого оружия» (из наградного листа на генерал-майора И. В. Панфилова, утвержденного Военным советом Западного фронта)[1].

Восемнадцатого ноября генерал-майор Панфилов И. В., находясь на своем наблюдательном пункте, трагически погиб в бою. Ему было посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза, а 316-я дивизия стала называться 8-й гвардейской имени Панфилова дивизией.

Двадцать третьего ноября противник занял Солнечногорск и Клин.

Войска 16-й армии, неся значительные потери, но оказывая сильное сопротивление немецко-фашистским захватчикам, с боями вынуждены были отойти по Ленинградскому шоссе. 24 ноября соединения армии оказались в районе деревни Пешки. Командный пункт дивизии был размещен в деревне Льялово.

В деревне Пешки, когда на ее окраине шли напряженные бои, к командарму Рокоссовскому подошел корреспондент газеты «Красная Звезда» капитан Трояновский с вопросом, что можно написать в газете о боевых действиях на фронте. Рокоссовский К. К. ответил: «Сражаясь здесь, под Москвой, надо думать о Берлине. Обязательно будем в Берлине».

Это было сказано 24 ноября 1941 г., когда гитлеровские войска, используя свое превосходство в живой силе и боевой технике, рвались к Москве. Этим словам командарма было суждено исполниться.

Маршал Советского Союза Рокоссовский К. К. в своей книге «Солдатский долг» пишет: «Вспоминая те дни, я в мыслях своих представлял себе образ 16-й армии. Обескровленная и кровоточащая от многочисленных ран, она цеплялась за каждую пядь родной земли, давая врагу жестокий отпор; отойдя на шаг, она вновь была готова ответить ударом на удар, и она это делала, ослабляя силы врага. Остановить его полностью еще не могли. Но и противник не мог прорвать сплошной фронт армии»[2].

К концу ноября 1941 г. обе воюющие стороны находились в наивысшем напряжении. По имеющимся сведениям, советскому командованию было известно, что все резервы, имеющиеся в распоряжении командующего группой армии «Центр» генерал-фельдмаршала фон Бока, были использованы и втянуты в бой.

Войскам 16-й армии и всего Западного фронта, защищавшим Москву, нужно было во что бы то ни стало продержаться, а затем перейти к активным боевым наступательным действиям.

Исходя из этой обстановки, войскам 16-й армии ставилась задача перейти к решительным наступательным действиям.

К этому времени линия фронта проходила между Льялово и Крюково. При этом 7-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Грязнова А. С, «оседлав» Ленинградское шоссе, должна была овладеть Чашниково. Левее 7-й гвардейской стрелковой дивизии рубеж от Ленинградского шоссе до Крюково занимала 354-я стрелковая дивизия под командованием полковника Алексеева Д. Ф., которая была сформирована в Пензенской области и впервые вступила в бой именно здесь 2 декабря.

Дивизия имела задачу во взаимодействии с 7-й гвардейской дивизией овладеть Чашниково, а также Алабушевом и Александровкой.

8-я гвардейская панфиловская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Ревякина В. А. (бывшего коменданта г. Москвы) вела упорные боевые действия в районе Крюково и имела задачу совместно с приданными 1-й гвардейской танковой бригадой полковника Катукова М. е., 44-й дивизией и 2-м гвардейским кавкорпусом генерала Доватора Л. М., 17-й стрелковой бригадой, наступая в направлении Жили-но, овладеть населенными пунктами Андреевка, Горетовка. Левее 8-й стрелковой дивизии наступали части 18-й стрелковой дивизии. Наиболее упорные бои в течение 5 и 7 декабря происходили в районе Крюково, отдельные районы которого несколько раз переходили из рук в руки.

Бои непосредственно в самом Крюково вели 1077-й, 1073-й и 1075-й стрелковые гвардейские полки 8-й гвардейской дивизии. Комиссар 1073-го полка Логвиненко П. В., исполнявший обязанности командира этого полка, проявил личный героизм, за что был награжден орденом Красного Знамени. А бывший командир этого же полка Баурджан Момыш-улы в книге «За нами Москва» пишет: «Крюково было последним рубежом на подступах к столице. Наш полк находился в центре с задачей не пустить фашистов в Крюково». И далее: «Дрались за каждый дом; 18 часов непрерывного боя в лютую стужу! Надо признать, что в связи с моим ранением основная тяжесть практического командования полком легла на плечи нашего комиссара П. В. Логвиненко. Этот героический, смелый человек умел в нужный момент не жалеть себя. Он буквально метался по переднему краю и в горниле боев уцелел чудом».

После ухода в отставку полковник Логвиненко П. В. с 1963 по 1993 г. жил в Зеленограде.

К 53-й годовщине разгрома немецко-фашистских войск под Москвой в зеленоградской газете «Сорок один» № 95 от 5 декабря 1994 г. И. Лысенко в статье «Панфиловец Петр Логвиненко» пишет: «Приказ Военного Совета фронта был категоричным: «Крюково — последний пункт, откуда дальше отступать нельзя. Отступать больше некуда. Каждый дальнейший шаг назад — срыв обороны Москвы»".

Когда командарма 16-й армии Рокоссовского спросили, как он оценивает бои за Крюково, тот ответил: «Пожалуй, по ожесточенности схваток это было второе Бородино»[3].

В результате активных боевых действий соединения 16-й армии к 9 декабря вышли на рубеж: Льялово, Чашниково, Алабушево, Андреевка, Горетовка.

Правее 16-й армии наступали войска 30-й армии под командованием генерала Лелюшенко Д. Д., слева — 5-я армия генерала Говорова Л. А.

Наступление всех войск, оборонявших Москву, перешло в общее контрнаступление, и в декабре 1941 г. — начале января 1942 г. они отбросили немецко-фашистских захватчиков на 100 — 250 км, нанесли тяжелое поражение 38 дивизиям, в том числе 15 танковым и моторизованным. Битва за Москву завершилась 20 апреля 1942 г. Враг был отброшен далеко на запад, при этом он потерял более 500 тысяч человек, 1300 танков, 2500 орудий и минометов, более 15 тысяч автомашин».

Боевые действия 16-й армии в районе Крюково, где ныне высится Зеленоград, имеют огромное значение в Великой битве под Москвой. Победа наших войск в конце 1941 г. — начале 1942 г. в битве под Москвой была первой крупной победой, положившей начало перелому в ходе Великой Отечественной войны. Это было первое крупное поражение гитлеровской Германии в ходе всей Второй мировой войны.

Эта победа имела огромное международное значение для нашей страны.

Не случайно Маршал Советского Союза Г. К. Жуков — заместитель Верховного Главнокомандующего, подписавший в Берлине акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, сказал: «Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось из минувшей войны, я всегда говорю — битва за Москву»[4].

Газета «Советская Россия» № 145 от 16.12. 97 г. пишет: «…под деревней Крюково… в 1941 г. начался разгром фашистов под Москвой. Первый победный рубеж той войны сегодня называется Зеленоградом».

 

Еще по теме:

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.